СЛОВО К УКРАИНЦУ

(О ЧЁМ СЛЕДУЕТ ЗНАТЬ КАЖДОМУ ИЗ НАС)

Леопольд ЯЩЕНКО

Хор ГОМІН Мы переживаем очень ответственный период нашей истории – решается судьба государства, нации и языка. И это действительно так, ибо без языка, как известно, нет нации, а без нации не будет и нашей независимой державы: она окажется нежизнеспособной.

Не будем здесь касаться вопросов экономики, культурной и языковой политики, которые решаются в высших структурах власти – это тема особая. Остановимся лишь на том, что зависит от нас самих: ведь каждый из нас участвует в повседневной языковой практике общества.

Из собственного опыта мы знаем, что города на Украине, особенно в восточных и южных областях, в большой степени руссифицированы. Это следствие более чем трёхсотлетнего господства Российской империи (царской и большевистской), которая повсеместно насаждала язык господствующей нации, препятствуя в то же время свободному развитию украинского языка и культуры (при помощи школы, печати, военной службы, переманивания в Россию, а то и физического уничтожения украинской интеллигенции, изменения этнического состава населения путём переселения украинцев на Восток и наоборот – русских на Украину и т.д.). Кстати, во времена господства Польши в украинских городах внедрялся польский язык, русский же пришел позже – в частности, в Киеве в XVIII ст., а во Львове – в середине ХХ века.

Вот так сказалась на судьбе украинского языка наша многовековая безгосударственность. Поэтому главной средой и опорой нашего языка в прошлом было село, где обитало большинство украинского люда, который хранил и передавал из поколения в поколение духовное достояние своих предков.

В настоящее время большинство населения, особенно молодежи, живет в городах, а современные средства массовой информации и научно-технический прогресс ведут к постепенному приближению сельской “глубинки” к городским, преимущественно русскоязычным промышленным центрам. Ситуация изменяется на глазах. (Это не касается Галиции, которая жила в иных исторических условиях – там руссификация уже не представляет большой угрозы.)

Завоевав государственную независимость, украинский народ получил возможность исправить положение, восстановить украинский язык в правах на всех уровнях и сделать его государственным, как то и провозглашено в статье 10-й Конституции. Ныне украинцам, которые общаются на родном языке, уже не грозят обвинения в “буржуазном национализме” и “бандеровщине”.

И все же значительных изменений не последовало. После временного национального подъема в конце 80-х – начале 90-х годов наблюдается даже некоторое отступление от завоеванных позиций, в частности, в сфере образования, средствах массовой информации, издательском деле и т.д.

Многое здесь зависит от местных властей и государственного руководства. Но прежде чем искать виновных, спросим себя: на каком языке мы общаемся в быту? От многих услышим: “А какая разница? Разве это так важно?”

Попытаемся доказать, что это действительно очень важно.

Если бы язык был только средством передачи информации, то удобнее всего было бы создать единый язык для всех, наподобие эсперанто, оттеснив национальные языки. Однако все народы – и большие, и малые – берегут свои языки как святыню. Берегут потому, что язык является частью национальной культуры, ее орудием, выражением духовного естества, лицом нации. В языке каждого народа отражено его мировоззрение, обычаи, характер, исторический и хозяйственный опыт, эстетические вкусы, его душа, которую никаким иным языком не передать. Язык объединяет народ даже тогда, когда он разделен государственными границами, социально-политическими и религиозными факторами.

Именно благодаря языковому многообразию образовалось огромное богатство мировой культуры, из которых каждая сформировалась на протяжении веков в соответственных географических и исторических условиях. И каждая из них вносит в общую сокровищницу что-то свое, неповторимое. Ибо каждая нация, каждый народ – это неповторимая, так сказать, коллективная личность. И ценна она для мирового сообщества прежде всего, говоря словами поэта, “лица необщим выраженьем”, так как она обогащает мировую культуру не только количественно, но и качественно.

Следовательно, отстаивая свою национальную самобытность, язык и культуру, мы обогащаем культуру мировую. Наша песня, славящаяся во всем мире, убедительно это подтверждает. Мировая культура – это как бы разноцветный ковер или же цветущий луг, на котором каждый народ лелеет свой неповторимый узор, свой цветок. А теперь представим себе: проходит время, и на том лугу утверждается лишь один цвет, удушивший все остальные. Это было бы ужасно! Нужно ли доказывать, что унификация языков и культур – это путь в обедненный до предела мир, лишенный естественного многобразия, то есть путь к вырождению.

Проявления этой опасности мы наблюдаем уже сейчас на примере космополитической американизованной рок-музыки, навязывающей молодежи всех стран безликий шаблон, угнетая национальные песенно-танцевальные культуры. Примитивность хореографии и духовная пустота здесь нередко восполняются оглушительным ревом и надсадным механическим ритмом, возбуждающим стадные инстинкты и действующим на массовое сознание и психику как наркотик. На место бывшего “общесоюзного” стандарта надвигается космополитический.

Большинство наших сограждан, особенно молодых, не задумывается всерьез над этими вопросами, живет по инерции: “Как все, так и я”. Патриотические чувства в них пробуждаются разве что в дни международных футбольных матчей при участии украинских команд. То есть, они не против того, чтобы была независимая Украина и была мова, но привыкли общаться по-русски и не прилагают усилий для преодоления этой инерции. Они не осознают, что каждое произнесенное ими русское слово работает на руссификацию независимо от содержания и даже от их убеждений. Ибо слово, сказанное публично, слышат все, а того, что происходит в душе, не слышит никто.

Нередко можно услышать, что важно не то, на каком языке, а что именно говорится. И если кто-то несет чушь, пусть даже по-украински, то лучше бы он помолчал. С этим согласиться никак нельзя. Дело в том, что все мы разные, имеем разный жизненный опыт, разные склонности и вкусы. Среди нас, как и в каждом обществе, всегда найдутся и левые, и правые, и умные, и не очень – да и кто все это сразу оценит и рассудит? Поэтому люди говорят и будут говорить все и всяко – в полноценно развитом языке найдется место и для умных речей, и не очень умных, и для рафинированной литературной речи, и для профессионального или уличного жаргона, и для местного говора.

Важно знать, что язык не является чем-то наподобие золотого запаса, который можно упрятать в надежное место, а при необходимости опять пустить в оборот. Язык это процесс, он постоянно развивается в повседневном быту, или же отстает и останавливается в развитии, когда на нем не общаются.

И когда говорят, что украинский язык – это язык села, то в этом большая доля правды. Ведь в селе наш язык жил и ныне живет полнокровной жизнью, и там полнее всего являет свое богатство (как, впрочем, и народная песня).

В городе же положение иное: сугубо городская лексика и фразеология, профессиональный язык рабочих, инженеров, ученых, спортсменов, деловодов, военных и т.д. вследствие неблагоприятных исторических условий заметно затормозились в развитии. Подчас те или иные украинские термины, обороты выглядят искусственными, надуманными. И это закономерно, поскольку они нередко конструируются в кабинетах, а практически почти не употребляются и звучат непривычно даже для украиноязычных. Поэтому если мы не воспитаем хотя бы в будущем украиноязычных спортсменов, бизнесменов, инженеров, военных и т.д., то не будет и соответствующего профессионального живого языка – писатели и языковеды здесь не выручат.

С другой стороны, это свидетельствует о том, что наш язык имеет немалые, еще не реализованные возможности развития, как и современная культура во всех ее проявлениях, связанных со словом. Итак, станет ли наш язык полноценным и широко используемым на всех уровнях, или же останется на уровне преимущественно сельского говора, пересыпанного русскоязычными заимствованиями, зависит от всех нас.

А между тем возможности исправления ситуации имеются. Принимаются также и практические меры: уже опубликованы труды многих наших ученых (и не только языковедов!) в области развития и совершенствования научной и технической терминологии; составляются отраслевые словари (физические, технические, медицинские и пр.). Принимаются меры, хотя и недостаточные, по созданию украиноязычных учебников и пособий по всем отраслям знаний.
Однако наибольшая трудность в другом. Социологические наблюдения показывают, что если свыше трех четвертей того или иного коллектива (поселка, города) общаются на русском языке, то руссификация остальных происходит сама собой, без принуждения. Уже из этого видно, как далеко мы зашли.

Поэтому, чтобы исправить положение, нужно преодолеть силу инерции и психологический барьер, стоящий перед многими из нас на пути возрождения украинского языка в русскоязычном окружении. Нужны волевые усилия со стороны каждого, кто не привык общаться по-украински. Одно дело – понимать язык, и совсем другое – общаться на нем в быту. Мало того, что придется идти против течения, но и самому часто будет недоставать нужных слов в нужный момент. То есть, необходимо будет постоянно себя контролировать, подчас мысленно переводить отдельные слова и обороты с русского. При этом не обойтись без ошибок и неуклюжих калькирований (это можно наблюдать и на примере сессий Верховной Рады).

Но этого не следует опасаться: трудности будут вначале, а дальше общение на украинском языке станет естественным. Ясно, что в одиночку достигнуть этого труднее, поэтому желательно найти единомышленников и чаще придерживаться украиноязычного общества, где можно получить моральную поддержку.

В своем кругу – профессиональном или же семейном – утвердить язык сравнительно легче. Но и в общественных местах отступать не следует, так как именно здесь – в цеху, в учреждении, на улице, в магазине, в транспорте и т.д. – стихийно формируется языковая атмосфера. И не следует бояться ошибок. Иные рассуждают так: я, к сожалению, не умею грамотно изъясняться по-украински, поэтому буду говорить по-русски, чтобы не калечить язык. Такая позиция приносит только вред. Наоборот, надо говорить, как умеешь, тактично и терпеливо исправляя друг друга, не обижаясь на замечания собеседников. Только таким путем мы сможем вернуться в лоно родного языка и культуры.

Приходилось нам наблюдать и такое: кто-то пытается в дружеском кругу или на работе заговорить по-украински, но его не поддерживают, и он поневоле уступает, снова переходя на “общепонятный”. Да еще, бывает, оправдывается: мол, в разговоре с женщиной настоящий джентльмен должен приспосабливаться к ее речи.

Итак, слово к женщинам: помогите нашим “джентльменам” избавиться от пресловутого комплекса неполноценности – этого жалкого пережитка колониального прошлого! Запомните, братья и сестры украинцы: отступать нам дальше некуда, ибо мы стоим на том рубеже, за которым нас ожидает необоротная ассимиляция и духовное вырождение!

Чем более руссифицирована окружающая среда, тем большее значение приобретает личный пример. Даже если один из десяти случайных собеседников откликнется к вам по-украински, то и тогда ваши усилия, считайте, не пропадут даром, так как среди этих людей наверное же найдутся неравнодушные, которым нечасто выпадает удобный случай пообщаться на языке своих отцов и матерей.

Мы должны постоянно помнить, что живого общения на родном языке нам не заменит ни радио, ни телевидение, ни отчетный доклад на собрании. Ведь все это хотя и важно, но относится скорее к сфере официальной и как бы привнесено извне, тогда как свою собственную сущность мы проявляем в повседневном общении. Привыкнув общаться в быту по-украински, мы постепенно научимся и мысленно рассуждать на родном языке, хотя это дается не сразу (кто из сознательных украинцев вырос в русскоязычном окружении, тот знает это по собственному опыту).

Итак, не стыдись, друже, – сделай первый шаг на пути к взаимопониманию с потенциально украиноязычными земляками, не ожидая, пока за тебя это сделает кто-то другой. Пусть наряду со “Скажите, пожалуйста!” люди слышат и такое обращение, как “Будьте ласкаві!”, наряду с “Разрешите пройти!” – “Дозвольте пройти!”, наряду с “Кто крайний?” – “За ким я буду?”, наряду со “Здрасте!” – “Добридень!” и т.д. Возможно, в том городе или поселке, где ты живешь, это будет непривычно, но тем более необходимо, так как именно этого нам недостает “на нашій, не своїй землі” (Т.Шевченко). Пусть это будет малой частицей языковой среды, но и она, хотя бы своей необычностью, будет пробуждать неравнодушных. А кто-то, может быть, сделает для себя неожиданное открытие: оказывается, кроме селян на базаре, этим “мужицким” языком и в нашем городе можно говорить, не стыдясь. Итак, возьми на себя такую миссию, не ожидая указаний свыше, ибо никто, даже сам Президент, эту проблему за нас не решит! И не теряй терпения, потому как сразу нам мову не вернуть – ее надо отвоевывать постепенно и неуклонно, шаг за шагом.

Запомним – другого пути нет, и если мы сами сообща не возьмемся за это, наше духовное и национальное возрождение не состоится, ибо оно не будет подкреплено живой языковой практикой. И все, даже самые справедливые законы и официальные постановления останутся формальными бумажками, порождающими в ответ такие же никчемные бумажные отчеты-“отцепиловки”.

Это не означает, что официальные постановления не нужны. Они нужны, как и контроль за их исполнением. Хорошо, если руководитель предприятия, начальник цеха или отделения, где ты работаешь, сам показывает достойный пример для подражания, ибо мы привыкли прислушиваться к тому, что скажет начальство. Такие руководители есть, но, к сожалению, среди бывшей компартийной номенклатуры украинских патриотов маловато. Поэтому, если они забывают Закон о государственном языке, не грех им тактично напомнить. А еще проще – самому придерживаться Конституции, не обращая внимания ни на кого.

Особо важна роль учителя. Если, например, выйдя из класса на перемене, учитель переходит с украинского на русский, то тем самым он как бы подтверждает второстепенность украинского языка, проявляет свое формальное отношение к нему. А это передается и ученикам. К тому же, это влияет и на знание языка, поскольку одних лишь уроков для его полноценного усвоения недостаточно.

Несомненно, будущее языка и нации зависит от воспитания детей, и это, наверное, самая большая наша проблема. Давно замечено, что если в детском саду, в школе, а тем более на улице господствует русскоязычная стихия, то тут и семья не поможет. Поэтому дело обстоит так: хочешь иметь украинскую Украину – сделай все возможное, чтобы украинский язык был в детском саду и в школе. Несмотря на материальные трудности, не пускай этого на самотек и не удовлетворяйся лишь тем, чтобы ребенок был накормлен, одет и обут. Ибо может получиться так, что придет наконец материальный достаток, а духовных потерь уже не вернешь… Поэтому требуй соблюдения Закона о языке от воспитателей, учителей, директоров детсадов и школ, организовывай коллективные письма-ходатайства в районные и городские отделы народного образования и т.д.

И не упускай свой шанс, поскольку проявлять инициативу ныне уже никто не запрещает. Если ты учишься в техникуме или вузе, не стыдись заявлять о своем праве обучаться на родном языке. Не отступай перед трудностями, связанными с отсутствием учебником, неразработанной терминологией в той или иной области знания, а, возможно, и с недостаточной языковой подготовкой педагогов: все это – тяжкое наследие прошлого, и надо помочь нашему молодому государству навести порядок.

Нельзя не учитывать и того, что принудительная украинизация вызывает противодействие: люди стремятся избегать излишнего дискомфорта. Поэтому следует действовать тактично, путем убеждения, не поступаясь в то же время принципами.

В Украине, как мы знаем, живет немало русских. Как правило, все они, да и представители других народов, понимают украинский язык. Но общаться на нем обычно не считают нужным – тем более, что и сами же руссифицированные украинцы его не почитают. Ясно, что принуждения здесь быть не должно – оно лишь навредит. Но, с другой стороны, если мы пожертвуем родным языком в области образования, то наше дело будет проиграно.

Следует твердо усвоить нам самим и объяснять всем, в первую очередь – нашим братьям-россиянам, что для нас родной язык – вопрос выживания нации и государства. Ведь у русских, а также у поляков, венгров, молдаван, живущих в Украине, положение совсем иное – за их спинами стоят самостоятельные государства. А у нас другой родины нет, и мы, живя на своей земле, должны укреплять свою державу, свою культуру и мову, ибо за нас этого не сделает никто.

Вот почему мы вправе рассчитывать если не на братское, то хотя бы на толерантное отношение россиян к нашим жизненно важным интересам. И совместно восстановить справедливость по отношению к веками угнетаемой украинской нации и ее языку. Но, к сожалению, вместо понимания и сочувствия мы слышим лишь упреки и обвинения в “насильственной украинизации”.

Однако нас не должны останавливать проявления непонимания, а подчас и откровенной неприязни: 350 лет господства имперской России на нашей земле не прошли бесследно. Немало россиян и поныне не избавились от имперских амбиций и не признают права украинского народа на государственную независимость. К сожалению, немного искренних приверженцев мы имеем и среди русской демократической интеллигенции. Ее представители и поныне твердят, что мы, мол, один народ, и нечего нам разделяться. Они до сих пор не набрались мужества пересмотреть фальшивые теории о происхождении наших народов и языков, поскольку это им невыгодно.

Для ясности приведи им хотя бы такой аргумент: может ли Тарас Шевченко и украинская песня полноценно звучать в русских переводах? Или же наоборот – Александр Пушкин – в украинских? Придется признать, что нет, ибо это разные мировоззрения, разные характеры, разные, как теперь говорят, ментальности – и не отдельных поэтов, а целых народов! – выраженные на разных языках. То есть и наша песня, и наша дума, и поэзия Шевченко будут жить, пока будет жить украинский язык – они неразделимы, и никакой другой язык, хоть и близкий, его не заменит. Потому, что мы действительно разные – неужели непонятно?

Правда, общеизвестные украинские песни живут и в русскоязычной среде. Это особенно заметно в краях, населенных нашими земляками – на Кубани, в Сибири, на Дальнем Востоке, на Севере, да и по всей России. Потому что песня держится до последнего – даже там, где украинцы, кажется, и сами уже позабыли, кто они. Но ведь она не переводится (кроме отдельных случаев), ибо в переводах “не звучит”. Также и современные популярные песни поются только на том языке, который их произвел на свет.

Уже из этого хорошо видно, какое преступление против человечества совершают недальновидные ассимиляторы, приверженцы имперского “единообразия”, которые до сих пор еще не перевелись. Из-за своих великодержавных амбиций они не видят и не хотят видеть интересов и потребностей других народов и всего мирового сообщества.

Итак, подытожим: с целью сохранения и развития украинской державы, языка и нации мы должны создать надежный щит против повальной руссификации, которая осуществляется в Украине, противопоставив этой смертельной угрозе все возможные средства: требования выполнять Закон о государственном языке на всех уровнях, поддержку украинской прессы, активизацию общественных организаций, особенно “Просвіти”, украинской школы и т.д.

Но прежде всего, везде и во всем – ЛИЧНЫЙ ПРИМЕР!

Стоит поучиться у израильтян, которые возродили свою историческую родину, воскресили свой почти забытый язык – иврит, превратив его в государственный! Это стало возможным благодаря стойкости духа и усилиям всего народа. Если бы они жили и действовали по принципу “моя хата скраю” и “нам аби гроші та харчі хороші”, то не только не имели бы своего государства, но и сами ассимилировались бы и исчезли с лица земли.

Проще всего отмахнуться: “А какая разница? Разве это так важно?” Стыдно признать, но это явный признак духовной лености. Сворачивать все на экономические трудности также не приходится: речь идет о деле, не требующем значительных материальных затрат – речь идет о нашем достоинстве и чести, о нашем главном капитале – духовном!

Земляче, поднимись с колен, яви себя и силу своего духа! Вспомни, какого ты роду-племени, не посрами казацкой славы! Ибо позор будет тебе и детям твоим на все века!

 

19 липня 2011   (оновлено 13.04.2013)   //   Категорії: Новини, СТАТТІ                             Теґи:    
Навігація

Попередня публікація: ←

Наступна публікація: